Бич России – монополизм

Основатель корпорации Маяк Владимир Коньков О малой энергетике, проблемах утилизации и снижении тарифов ЖКХ

Своими предложениями, мыслями и проектами Владимир Коньков, основатель корпорации Маяк, депутат Законодательного Собрания Свердловской области поделился в беседе с корреспондентом «МК-Урал»

- Владимир Андреевич, в комитете по промышленной, аграрной политике и природопользованию вы выступаете с инициативой развития малой энергетики. В чем плюсы этого направления?

- Я считаю, что в настоящее время очень перспективно заниматься малой энергетикой. В Европе малая энергетика составляет 40% от общего количества получаемой мощности населением и промышленными предприятиями. По России этот показатель не больше 5%, а в Свердловской области и 1% не набирается. Поэтому считаю, что малая энергетика может в будущем дать серьезную добавку к общему энергетическому объему. Во-первых, она не требует больших вложений, не нужны сети с большими подстанциями.

Для производства энергии устанавливают как внутриквартальные, так и внутридворовые подстанции. Для предприятий тоже выгодны такие источники. Сейчас отпустили цены на энергоносители, и они поползли вверх. В некоторых случаях цена достигает 5 рублей за киловатт-час. Возьмем прошлый год: киловатт-час стоил максимум 3,5 рубля. Я думаю, это не конечная цифра. Она будет дальше увеличиваться, и цены в конце-концов дойдут до европейских. Малая энергетика в такой ситуации выглядит еще более выгодной.

Она обходится в 1,5-2 раза дешевле обычной за счет так называемой когенерации - параллельной выработки электроэнергии и тепла. Установка выдает тепло как попутный продукт. За счет его использования возможно снизить тарифы ЖКХ.

- Что мешает развивать малую энергетику?

- Монополизм - это бич России. В данном случае я говорю об энергоресурсах и теплоресурсах. Цены диктуются непосредственно монопольными организациями. Им практически нет альтернативы. Только альтернатива даст возможность снизить цены. Я считаю, что ею может стать малая энергетика. Она реально сможет остановить рост цен.

- Какие условия необходимо создать в Свердловской области для развития малой энергетики?

- Сейчас я готовлю законопроект, который обязывает энергопередающие компании забирать избыточную энергию из сетей малой энергетики. Что останавливает малую энергетику? Допустим, стоит жилой дом. Основное потребление энергии в нем происходит вечером. Ночью - небольшое, днем тоже. Вот эта разница в расходе энергии не выгодна сетевым компаниям. Закон обяжет сетевые компании забирать эту излишнюю энергию. Я считаю, что этим законом энергопередающие организации будут обязаны забирать излишнюю энергию и перепродавать ее.

- Вы не боитесь столкнуться при рассмотрении закона с мощным лобби монополистов?

- Мне не привыкать. В основу законопроекта положены законы, которые связаны с монополией и созданием альтернатив. Естественно, они столкнутся с противостоянием монополистов. Но и я не один. За мной стоят многие производители малых энергоресурсов. Все вместе, думаю, мы решим этот вопрос. В других регионах есть же аналоги применения малой энергетики, например, в Челябинской области, в Башкирии. В Европе это уже узаконено. Наш регион стоит практически на последнем месте в решении этой проблемы.

- Еще одна тема, которой вы уделяете большое внимание в своей парламентской деятельности - экология.

- Моя работа заключалась в том, что я всячески лоббировал при согласовании бюджета на этот год выделение средств на станции контроля в том или ином населенном пункте. У нас в настоящее время работает две станции в Екатеринбурге. Зона действия у них около 500 метров. Остальная часть не контролируется. К сожалению, мои предложения по изменениям в бюджет были восприняты не в полном объеме. Я думаю, что в этом году удастся все же добиться выделения средств для приобретения передвижных станций.

Они нужны во всех муниципалитетах, чтобы понимать реальное состояние окружающей среды. Только в Екатеринбурге необходимо не меньше десяти станций, на область - еще около тридцати, чтобы можно было оперативно выезжать и проводить замеры.

Также я занимаюсь поиском предприятий по переработке промышленных отходов. У нас есть много предложений не только по переработке, но и получению от этого прибыли. Для развития таких производств нужны инвестиции. Через определенное время все это окупится, но проекты и бизнес-планы нужны уже сейчас.

Это непростой путь, но его проходить надо. 90% отходов, которые имеет регион, можно переработать. Например, недавно начали заниматься вопросами переработки монацита. Я считаю, вопросами утилизации отходов нужно заниматься еще активнее, привлекать к этой работе научные институты. Установить контроль за выбросами предприятий, проводить озеленение.

- Чтобы привлечь предпринимателей к утилизации мусора, может, стоит давать компаниям-переработчикам налоговые преференции?

- Я думаю, в первую очередь нужно помогать реальными деньгами. Конечно, перед этим должен быть бизнес-план, технологии, которые оцениваются, например, конкурсной комиссией. Весь этот путь должен быть пройден. Но в конечном счете вопрос упрется в деньги. Я считаю, что в бюджете нужно закладывать минимум 10 миллиардов рублей на эти цели.

- На каких условиях должна оказываться такая финансовая помощь в создании мусороперерабатывающего предприятия: кредитование, субсидирование, участие региона в качестве одного из акционеров компании?

- Я не буду отрицать возможности частно-государственного партнерства. Но больше приветствовал бы именно субсидирование или кредитование с минимальной процентной ставкой. Переработка отходов обязательно даст прибыль и средства для гашения кредита.

- Среди ваших предложений также озвучивалось увеличение штрафов для загрязняющих окружающую среду предприятий.

- Сумма штрафа, которая установлена, - 50 тысяч рублей - это минимум. Для индивидуального предпринимателя она может быть и значительна. Для предприятий с миллиардными оборотами - просто ничтожна. Дело в том, что нужно не только штрафами воздействовать, нужно административными мерами воздействовать.

Применять их напрямую к руководителю предприятия. За административными мерами могут следовать и уголовные. Но это крайняя мера, для самых злостных нарушителей. К руководителям свердловских предприятий она не относится, но многих заставит подумать об улучшении окружающей среды.

- Каким конкретно образом вы считаете возможным воздействовать на руководителей предприятий-загрязнителей окружающей среды?

- Думаю, природоохранная прокуратура найдет способы воздействия. Вопрос в том, что суммы штрафов определены федеральным законодательством. Надо на уровне депутатов решать вопрос по применению административных мер. Эта тема сейчас прорабатывается федеральными парламентариями. Скорее всего новый созыв Госдумы после декабрьских выборов займется этой проблемой.

- В числе ваших законодательных инициатив, пожалуй, самым выдающимся за минувший парламентский год стал закон об обманутых дольщиках.

- Обманутые дольщики. Правильнее говорить «пострадавшие от действий недобросовестных застройщиков». Сейчас состоялось заседание комитета по промышленной политике. У меня были замечания. Ни один закон не проходит без замечаний.

Пострадавшие граждане благодаря закону будут иметь перспективу на получение квадратных метров жилья. Четыре года назад я выступал на президиуме правительства, предлагал давать застройщикам землю для компенсации затрат. Большинство участников сказали, что это невозможно, противоречит федеральному законодательству. Хотя я привел пример, что такие проблемы в других регионах решили самостоятельно.

Инвесторам предоставили землю, на которой они построили жилье и передали его дольщикам. Регионы, которые хотели решить этот вопрос, решили его. И до нас дошла очередь. Мы приняли закон, который позволит передавать землю застройщикам. Я уточнил, будет ли земля с инженерной инфраструктурой, и получил одобрение.

- Насколько сейчас регион готов предоставлять землю с инженерной инфраструктурой?

- Это уже проблема муниципалитетов. Хотя я не уверен, что она будет решаться оперативно. Видимо, раз закон есть, лед все же двинется с места. Есть же закон о предоставлении земли молодым семья и другим льготным категориям граждан. Из 25 тысяч заявок в год обеспечивается около 200, но тем не менее закон выполняется. Думаю, будет выполняться и этот.

- Все же предоставление земли с инженерной инфраструктурой для муниципалитетов достаточно проблематично. Бюджеты многих из них - дотационные. Средств иногда не хватает даже на межевание земли, не говоря уже об инфраструктуре.

- Наверное, какая-то дотационная часть из областного бюджета будет выделена. Думаю, проблем будет значительно меньше в муниципалитетах, находящихся далеко от Екатеринбурга. В областном центре проблема будет, потому что чиновники заявляют, что земли в городе нет. Хотя смотришь, она находится, строительство идет. Надеюсь, что повлияют решения областной Думы. Они одобрены губернатором и обязательны для исполнения.

- В числе ваших предложений, объединяющих сразу два направления: улучшение экологии и предоставление земли под застройку, проект выторфовки земель. В его рамках предприятиям взамен создания заградительных полос и переработки торфа предоставляются площади под строительство.

- Это оказался непростой вопрос. К сожалению, закон пока не обрел какие-то конкретные формы. Будем надеяться, что после летних каникул он появится. Для исполнения этого закона инициатива должна исходить от муниципальных округов. Они должны организовывать конкурсы по рекультивации этих земель. Это выгодно. Торф - это и топливо, и продукт для производства стройматериалов. Администрация области позитивно настроена по отношению к законопроекту. Поскольку земли муниципальные, вопросы надо решать со стороны муниципалитетов. Лето уйдет на переговоры с ними.

 

Все новости

Основатель корпорации «Маяк» Владимир Коньков заработал свои первые деньги, разгружая по ночам промерзшие бревна.

В Екатеринбурге завершился сезон дорожных ремонтов. Кто освоил деньги?

Сокрытие информации от девелоперов уже привело к штрафам для руководства МУПа